суббота, 20 августа 2016 г.

Победа «взаимных свидетелей» Румянцева и Николаева в ходе провокации и выводы из нее

Я неоднократно показывал с документами в руках, что Румянцев Максим Моисеевич и Николаев Сергей Федорович выступают «взаимными свидетелями» по многим вопросам, а в ряде случаев их действия удивительно напоминают действия организованной группы автоподставщиков.

Показывал я также, что Румянцев Максим Моисеевич неоднократно публично клеветал в отношении меня, выдумывая несуществующий «таран журналистаРумянцева» за правду, «вспаханные плугом улицы Атига» (под этим Румянцев и Николаев понимают обустройство дорожного полотна, выполненное в соответствии с правилами, о чем есть решение суда) и множество тому подобных провокаций разного масштаба со стороны этой «сладкой парочки».

Вчера одна из таких провокаций увенчалась успехом. Придя ко мне на прием, Николаев, как нередко у него бывает, был в сопровождении Румянцева и видеооператора.

Меня пытались, как я считаю, выбить из эмоционального равновесия, чтобы зафиксировать это на видео и использовать затем для продолжения травли меня, или, если удастся, в судебном порядке.

Я в ответ снимал их на мобильный телефон и считаю, что только это позволило избежать еще более серьезной провокации.

Однако «взаимные свидетели» все же смогли меня подловить на разнице в менталитете сельского жителя и екатеринбуржца, а также на стереотипах восприятия мэра и обывателя в общественном сознании.

Когда я по-свойски, как принято в разговоре между односельчанами, сказал Николаеву абсолютно обычную в Атиге в разговоре между односельчанами фразу «что у него недержание, что у него обострение психики и что ему надо находиться на восьмом километре», Николаев заявил, что оскорблен и написал в прокуратуру.

Прокурор также решил, что Николаев оскорблен. Суд не возражал. Мне присудили заплатить 10 тыс. рублей.

ОК, я сделал два вывода.

Вывод первый. Сергей Федорович Николаев считает, что у него нет недержания, нет обострения психики и на восьмом километре ему находиться не надо. Иное мнение на этот счет он воспринимает крайне болезненно.

Правда отмечу один интересный, на мой взгляд, факт: когда я в суде спросил Николаева, доводилось ли ему ранее лечиться на Восьмом километре Сибирского тракта, Николаев не отрицал этого. Он… отказался отвечать.

Это, безусловно, не лишает Сергея Федоровича Николаева права считать, что у него нет недержания, нет обострения психики и на восьмом километре ему находиться не надо.

Просто, реакция гражданина, отказавшегося рассказать в суде, лечился он в психиатрической лечебнице или нет, при том, что это как бы имеет отношение к сути им же затеянного судебного процесса, мне показалось занимательным, и я это отметил отдельно.

Вывод второй. Общаться с «взаимными свидетелями», которые не гнушались попыткой фальсифицировать уголовное дело, как с обычными адекватными односельчанами, не надо.

Это моя ошибка – пытаться общаться с ними как с обычными адекватными односельчанами. Я исправлю эту ошибку: с ними буду разговаривать более канцелярским языком, а оценку их действиям буду давать преимущественно в судах, прокуратуре и Следственном комитете. Как и положено Вежливым Людям.

Ну а решение суда, которое не учло субъективную сторону: отсутствие у меня умысла на оскорбление гражданина Николаева я, возможно, обжалую в вышестоящем суде.
А может быть и не буду тратить на это время – в конце концов, если гражданину Николаеву будет спокойнее считать, что у него нет недержания, нет обострения психики и на восьмом километре ему находиться не надо – то пусть считает, я не вижу острой необходимости разубеждать его в этом, как, впрочем, и заявлять обратное.


Сканы решения прокурора прилагаю:





Несколько отдельных моментов, которые мне кажутся имеющими отношение к делу.


1. Верно замечено было, что и тема «статейка вам за оскорбление будет» также общая для «взаимных свидетелей». Вот с просторов Интернета общение Румянцева Максима Моисеевича с его соседом Кислицыным, которого Румянцев (как и Николаев) ненавидит. Съемка была сделана и выложена в Интернет самим Румянцевым, а вот  закольцована кем-то другим.








         2. Отмечу, что в суде «оскорбленный» Сергей Федорович Николаев заявлял, что его также оскорбила моя фраза «член Правительства» в его адрес. Оскорбительным он полагал слово «член». 

Я никак не могу объяснить такую повышенную «обидчивость» гражданина, который ранее, насколько мне доводилось слышать, предъявлял некое удостоверение «члена Правительства». О том, чтобы Николаев требовал с выдавших ему такое удостоверение убрать слово «член», или заменить его на какое-то иное слово, мне также ничего не известно.

Но, раз человек с такой тонкой душевной чувствительностью считает, что у него нет недержания, нет обострения психики и на восьмом километре ему находиться не надо – так тому и быть. У нас в стране свобода передвижения и поместить человека принудительно куда-либо можно только в определенных законом случаях.

К счастью, суд не счел словосочетание «член правительства» оскорбительной для Николаева.

Впрочем, это не помешает, наверное, Николаеву пытаться привлечь к ответственности Премьер-министра Дмитрия Медведева, который практически ежедневно работает с членами правительства, о чем пишут центральные СМИ.






3. Рассказы о том, как «белый и пушистый» Николаев, якобы, пришел в кабинет Главы Атига мирно поговорить о благоустройстве, я прокомментирую вот этим актом, отлично иллюстрирующим методы работы «журналиста» Румянцева и его активистов:




Эти граждане, во главе с Максимом Моисеевичем Румянцевым, я считаю, уже два года поступают по одному и тому же шаблону, что и позволяет показывать систему их безобразий, тогда как они пытаются изобразить разовые мероприятия. 

Однако их выходки - это не разовые мероприятия, а систематическая травля, сопровождаемая с их стороны клеветой, провокациями, и попытками фальсификаций уголовного дела в отношении меня.

За что они и пойдут под суд.








P.S. Некоторые мои друзья считают, что, возможно, я столкнулся с шизофреником и что я буду глумиться над сумасшедшим, если начну рассказывать факты и свои выводы, но я не доктор и не знаю, болен этот человек или нет. Если все таки Максим Моисеевич Румянцев на самом деле психически больной, пускай он мне покажет справку и я буду вести себя с учетом этого обстоятельства. До тех пор, пока М.М. Румянцев мне не покажет справку о своей психической болезни, я буду считать его здоровым, вменяемым, и поэтому подлежащим обсуждению.
Морозов Владимир Сергеевич,
Глава поселка Атиг,
эл. почта a9097024774@gmail.com

ОГЛАВЛЕНИЕ.





Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.